Не дайте горю разгуляться

2018-07-12 15:41:21
1263 0
Не дайте горю разгуляться — иначе оно вас уничтожит. А прежде — измучит, выдавит всю энергию, не оставит никаких надежд, будет только отчаяние... — Мария Коваленко из Смячи Сновского района говорит об этом с надрывом. Такое было в её жизни, и никак не забывается.



Этой весной Марии Ивановне исполнилось 79. Она каждый раз так и повторяет: «этой весной». Называть дату (18 апреля) слишком больно. Потому что 17 апреля — день смерти её дочери Тамары.

- У неё всё складывалось хорошо. Окончила педучилище в Новозыбкове, работала в Гомеле — воспитательницей в детсаду. Вышла замуж за хорошего парня. Володя — наш, из Старой Рудни - соседнего села. Добрый и душевный.

Получили квартиру. Растили двух дочерей — Олю и Юлю.

Когда Тамары не стало, одной было 11, другой — 10. А она ушла из жизни в 33.

- Это было в 2000-м. 18 лет назад, — вытирает слёзы Мария Ивановна. Ровно столько она не отмечает свой день рождения.

- Когда-то было приятно получать поздравления. А теперь хочется, чтобы все забыли об этом дне.

Больше всего поздравляли. вспоминает, когда была в колхозе главным бухгалтером. Почти 24 года — «пятерых председателей переработала». Бывало, день рождения даже в конторе праздновали.



- Муж тоже был из начальства?

- Нет, он - тракторист, комбайнер. Когда начали встречаться, я была звеньевой. Потом перевели учётчицей. Затем повысили до помощника бухгалтера. Надо было учиться — заочно окончила сосницкий сельхозтехникум. Без Колиной поддержки ничего бы этого не было. Он всегда помогал, радовался за меня. Не было ни зависти, ни ревности. Я любила его не за то, кем работает, а за то, какой он есть.

Родители не всегда это понимали. Их гордостью был мой брат. Тоже Николай. Он окончил институт, пошёл учиться дальше — стал доктором медицинских наук. По нему они равняли и моего Колю. А он простой. Без званий.

Идёт с работы не в белой рубашке, а в пыли да мазуте, а бывало, что и выпивши. Из-за этого мне всегда хотелось жить отдельно.

Ни родителей, ни мужа уже нет. Николай умер в 50 лет. Мы с ним были одногодки. Прожили вместе - 30. Эти годы пролетели как один день.

С 1989-го — вдова. Звали замуж — не пошла.

Потом случилось горе с дочерью.

— Она ни на что не жаловалась. Зять тоже не говорил, что у Тамары какие-то проблемы со здоровьем. И вдруг — как снег на голову — рак желудка.

Я не верила. Была убеждена, что это какая-то ошибка, что дочку обязательно вылечат. Видела: она угасает, а признавать не хотела. Даже в её последние минуты...

Тамару похоронили в Смяче. До кладбища от дома Марии Ивановны недалеко, но дорога туда была самой трудной и самой мучительной в её жизни.А вскоре преодолевать её и вовсе стало не под силу: отказали ноги.

— Они болели и раньше. Но после смерти Тамары стали как скованные. Так дало знать о себе горе. Тогда оно было сильнее меня. Потому что слишком много стало тоски. Я поддалась ей. Думаю, это главная причина, из-за которой болезнь затянулась. Долгих 7 месяцев я и шага ступить не могла без костылей.

Боль пронизывала всё тело. Мучительно было вставать, двигаться.

На душе - камень. Мне бы выговориться-выплакаться, а я всё держала в себе. Дети приедут (дочь с семьёй — в Киевской области, сын — в Сновске. — Авт.) - полегчает. А потом снова печаль, как в пропасть погружалась.

Чтобы забыться, стала много читать. Сравнивала беды книжных героев со своей. Своя казалась непреодолимее.

Потом взялась вышивать. Одних только икон было 12. Думаю: останутся детям на память, когда меня не станет. О жизни не думалось.

— Сколько Вам тогда было?

— 61 год. А казалось — намного больше. Сейчас 79, а будто моложе, чем тогда.

— Как Вы вышли из такого состояния?

— Это было так трудно -не рассказать. Но должна была. Ради Оли и Юли. Ради зятя.

Мама Володи умерла, когда ему было 7 лет. По себе знал, как теперь дочерям. Дрожал над ними. Ко мне они ехали за поддержкой. Я должна была помочь им. Но прежде - преодолеть беду в себе. Это стало моим стимулом и самым лучшим лекарством.

Как ни болит—сожму зубы и иду что-то делать. Разноет-ся сердце, слёзы душат - ищу себе новое занятие, чтобы не было времени на страдания. Так, по крупиночке, я начала возвращаться к жизни.

Вспоминает: почувствовала это, когда тревога за девочек перевесила горе.

— Знала, понимала: рано или поздно это случится — Володя приведёт в дом другую женщину. Я его не осуждала: мужчина молодой - не было и 40. Ему самому повезло с мачехой. Она была очень добра к нему. Поэтому думал, что и теперь так будет.

А вдруг нет? Что станет с внучками? С этими мыслями вставала и ложилась. Но что я могла изменить?

— Володя женился?

— Дважды. Ко мне своих женщин не привозил. Вторую я видела в Старой Ру дне. У свахи.

На вид - симпатичная. Ко мне - приветливая. Но не сложилось у зятя ни с ней, ни с другой. Я не лезла к нему с вопросами — как да почему. Однажды сам обмолвился: «Чужие дети никому не нужны».

Воспитывал дочерей один. Нелегко ему было, но справился. Когда не мог чего-то объяснить «по женским вопросам», покупал им нужные книжки. Или направлял ко мне - на консультацию.

Приезжали и на выходные, и на каникулы. Моей целью не было заменить им мать. Оставалась, кем была, - бабушкой. Учила тому, чему не успела Тамара. Я воспитывала их, они - меня.

Как-то собираемся на дальний огород копать картофель. Они вертятся перед зеркалом, меняют одежду. Я нервничаю, каждая секунда часом кажется, а они всё никак. Не выдержала - раскричалась. Девочки растерялись, ведь раньше такого никогда не было: «Что мы такого сделали?». Я опомнилась: на самом деле — что? Просто хотели быть красивыми. Они - подростки. Когда же ещё прихорашиваться?

Это я слишком увлеклась работой. Надо сбавить темп. Установить какую-то границу.

На огороде мы успели наработаться. Помирились. Посмеялись над утренним инцидентом, вспомнив, какой вид был у каждой.

С тех пор я всегда держала себя в руках. Девочки слушались и без окриков. Порядок знали.

Сейчас они уже взрослые. Живут в Гомеле. Ольга окончила кооперативный техникум, пока не замужем. Юлия — политехнический институт. Воспитывают с мужем 3-летнего сына.

— Вместе с ним у меня 6 правнуков (внуков тоже 6. — Авт.). И все до единого -мальчики. Самому старшему — 17, младшему — полтора года.

Мария Ивановна живёт одна. До сих пор держит корову. Вместе с сыном и невесткой обрабатывает огород.

Несмотря на то что 7 лет назад провела газ, каждый день-топит печь.

— Ищете себе работу?

— Теперь она спасает от старости.

В следующем году ей исполнится 80 — с той поры, как пришла в этот мир. И почти 20 — как родилась во второй раз...

Анна Ефименко, "ГАРТ" №28 (2884) от 12 июля 2018
комментарии (0)

Оставить комментарий

Имя
Комментарий
другие новости
Що нового чекає споживачів у платіжках за газ? 2018-11-16 22:59:33 У Чернігівській області не зафіксували жодного клінічного випадку захв... 2018-11-16 21:14:37 Допит свідків розпочали у справі про закриття школи у Косачівці Козеле... 2018-11-16 21:14:04 Оновлену виставу «Лісова пісня» готують до прем’єри актори Чернігівськ... 2018-11-16 21:10:10 КабМін відповів UA:Чернігів про кандидатуру Олександра Мисника на поса... 2018-11-16 20:34:20 Древнє й ветхе минуло, тепер настає все нове 2018-11-16 20:31:19 Сегодня в городском роддоме впервые отметили Всемирный День недоношенн... 2018-11-16 19:46:58 Яким буде бюджет міста на наступний рік? (відео) 2018-11-16 16:41:34 Чому тролейбуси стояли більше години на проспекті Миру? (відео) 2018-11-16 15:55:08 Чи відкриють носівську школу наступного року? 2018-11-16 15:46:56